В России две беды: правительство и местное самоуправление

Вот ведь что интересно: о чём с Мельниченко ни заговори, у него по любому вопросу своя собственная позиция. Откровенная, чёткая и принципиальная. Каждый раз в этом убеждаюсь. Вот и сейчас новый год принёс новые заботы, но генеральный директор ЗАО «Солгонское», депутат Законодательного Собрания края с неизменностью по-прежнему гнёт свою линию. Не особо заботясь о том, нравится это кому-то или нет.

-- За последнее время произошло много событий, -- подчёркивает он, -- как политического так и экономического толка. И надо говорить об их негативных последствиях, иначе наступит чёрт знает что. 

Федеральное правительство, иногда используя правильную терминологию, в том числе по вопросам АПК, совершенно далеко от реальности, которая крайне драматична. Потеря чувствительности к регионам, их социально-экономическому развитию из-за нефтегазовой парализующей вакцинации привела к пятнадцатилетнему застою при баснословных возможностях. 

И это время к тому же было богато непопулярными и бесперспективными мерами правительства, частично отменёнными президентом страны и Государственной Думой. Чиновнический беспредел, уничтожающий малое предпринимательство, производство и их руководителей, расцвёл до своего совершенства, превратившись в «бизнес».

И отсутствие какой-либо оценки реальности превратила пресловутое импортозамещение в юмор, который мы видели даже в рейтинге руководителей регионов. Или действительно основная часть регионов живёт в сказке, или мы не живём в Красноярском крае. Истинная картина проблем государства, псевдолиберальная политика, в том числе и Минсельхоза РФ, приближает село к краху. 

Одни подошли к этой черте, других это неминуемо ждёт с определённой отсрочкой. Не существует у крестьян запаса прочности, чтобы эффективно развивать животноводство, противостоять как ценовому беспределу монополистов, так и природно-климатическим аномалиям. 

Необузданный капитализм уничтожил в прошлом веке СССР, российскую армию, добивает село. Где нам взять ещё одного Шойгу? Государству необходима беспощадная оценка реальности и новая сельскохозяйственная политика, основанная на сочетании коренных интересов крестьян с национальными интересами страны.

-- А теперь давайте о производстве.

-- Что касается АПК, то 2015 году финансовый результат относительно предыдущего года стал лучше, но только за счёт роста цены на зерно, которая уже пять лет удерживалась на очень низком уровне, истощая сельхозпредприятия. Этот финансовый результат никак не отразится на перспективе АПК, так как увеличение стоимости средств производства несопоставимо с этим скачком.

Что касается животноводства, то оно опять сработало в минус. Динамика отрицательная. Причём минусов становится даже больше, чем раньше. Нужно также отметить, что большой «подарок» нам преподнесли санкции. Если раньше все говорили о том, что после их введения удастся развить внутренний рынок, оптимизировать ценообразование, заняться импортозамещением, то в конечном итоге ничего подобного не произошло. 

Напротив, почти всё сработало против нас. Цены на мясо ещё больше упали по сравнению с прошлыми годами. На молоко также понизились. Более того, традиционное осеннее повышение цен на молоко опоздало на два месяца. А это немалые деньги.

-- А как же импортозамещение, о котором так много говорится на всех уровнях власти?

-- Всё очень просто. Импортозамещением в нашей отрасли никто не занимается. В целом по стране 95 процентов федеральной госсподдержки АПК достаётся крупным агрохолдингам. Они, как правило, имеют вполне определённое отношение к другим отраслям экономики, но зато не имеют абсолютно никакого отношения к содержанию и развитию социальной сферы села. 

И всего 5 процентов федеральной господдержки получают бывшие колхозы и совхозы, которые и несут эту самую социальную нагрузку. Поэтому беда российского сельского хозяйства заключается в том, что правительство страны делает ставку на общий баланс, а именно на агрохолдинги. А о «социалке» никто и думать не хочет.

-- В чём дисбаланс?

-- Я хорошо помню 1998, 2003 и 2008 годы, когда при росте курса валюты росли и цены на продукты питания, повышались цены реализации нашей продукции. Разумеется, не в безумных пределах. Рынок тогда работал. Но самое главное заключалось в том, что после роста цен на продукты питания, связанного с ростом курса доллара и евро, цены на средства производства поднимались в течение срока до двух лет. То есть они догоняли. 

Ещё раз хочу сказать: речь шла не об уходе от разумных цен на продукты питания, а о сравнении с предыдущим уровнем. И этот баланс давал возможности для развития производства и социальной сферы. У людей появился оптимизм. А вот нынешний кризис, о чём я говорил ещё год назад на Красноярском экономическом форуме, быстро увеличил стоимость средств производства при падении цен на животноводческую продукцию.

Простой пример: за год с небольшим цены на минеральные удобрения выросли аж на 60 процентов. О чём тут ещё говорить? Средства защиты растений в прошлом году подорожали на 50 процентов. Нынче рост продолжится. На импортную технику и запчасти из-за роста курса доллара и евро «наложено вето». 

А ведь наша эффективность в растениеводстве и животноводстве завязана на импорте. И ведь что интересно: правительство официально заявляет, что при падении цен на нефть и свободном плавании валюты государство в рублёвом эквиваленте даже выигрывает. А кто тогда подумает об экономике, которая формирует бюджет, используя импортные средства производства, недоступные сегодня по цене?

Поэтому мне уже просто страшно за будущее отечественного агропромышленного комплекса. Тем более что в 2016 -- 2017 годах все эти негативные тенденции будут только нарастать. И я думаю, что в конце концов всё это завершится обвалом в отрасли и массовым банкротством сельхозпредприятий. 

И даже если отчётные цифры за 2015 год окажутся несколько лучше, чем за 2014-й, это не будет отражать реального положения дел в краевом АПК. Даже у нас, в «Солгонском», крупном и стабильном хозяйстве, прибыль по молоку уменьшится на 40 миллионов рублей, а по мясу год за годом идут убытки. И это при среднесуточном привесе 840 граммов и среднесуточных надоях 21 литр. Что же тогда говорить о более проблемных сельхозпредприятиях, об их будущем?

-- А как у вас развивается переработка?

-- Мы у себя в хозяйстве наращиваем её, в том числе и реализацию мяса. Развиваем торговлю. У нас сейчас в Красноярске шесть фирменных магазинов. Планируем развитие торговой сети и в районах. Но, по правде говоря, пока что это, скорее, вопрос будущего, вопрос развития. Потому что продукция у нас натуральная, качественная, а, соответственно, и цены не самые низкие. А у людей сейчас из-за кризиса с деньгами не густо. Так что торговля, по сути дела, пока что идёт по нулям, Но оптимизма мы всё же не теряем. Так или иначе, но новые ниши на рынке надо искать.

-- А есть ещё какие-то причины, по которым буксует программа импортозамещения в стране?

-- Среди основных -- контрабанда фальсифицированных по качеству продуктов питания. Контрабанда сама по себе является дешёвой, а уж фальсифицированная -- тем более. Появился новый бизнес. Из Европы и южных стран в обход таможни идут поставки нелегальной продукции. К примеру, того же молока с содержанием пальмового жира. В страну проникают также дешёвое мясо неизвестного происхождения и качества и прочее продовольствие. И мы, добросовестные производители, просто не можем противостоять потоку контрабанды. Этим должно заниматься государство, но почему-то не занимается.

К тому же, и наши российские хозяйства, в том числе и местные, демпингуют, вынужденно вырезая скот, потому что не могут содержать его и развивать экономику. Хорошо ещё, что краевая программа господдержки АПК помогает сельхозпредприятиям как-то держаться на плаву. Хотя проблем в отрасли, повторю ещё раз, очень много.

При этом надо понимать, что господдержка -- это чисто политический шаг. И она никогда не компенсировала крестьянам то, что они недополучали из-за низкого потребительского спроса населения. Ну, а сейчас этот дисбаланс  вообще вырос в разы. Поэтому сегодня господдержка становится ничтожной по причине резкого роста выпадающих доходов хозяйств из-за повышения цен на средства производства и снижения их на сельхозпродукцию.

-- Какая сейчас у вас средняя зарплата по хозяйству?

-- В среднем доход -- 33 тысячи рублей в месяц. Я говорю о доходе, потому что мы ещё выдаём нашим работникам хлеб, оказываем другую помощь. Кроме того, все пенсионеры, работавшие в нашем хозяйстве, ежемесячно получают дополнительно к своей пенсии пособие от «Солгонского» -- в среднем 4 600 рублей.

-- Вы часто критикуете политику и решения федерального правительства. А как вообще оцениваете эффективность его работы?

-- Много глупостей идёт от правительства страны в регионы. Президент, по-моему, даже не догадывается, что во внутренней политике он в большей мере борется с решениями своего кабинета министров. А о порядке в стране можно судить по активной работе МЧС. У этого министерства не должно быть столько работы, если в государстве порядок.

Я уже много раз говорил, что, по моему убеждению, правительство следует формировать из наиболее компетентных представителей регионов --  губернаторов, их заместителей, имеющих глубокий и разносторонний опыт производственно-хозяйственной деятельности. Потому что они, считаю, гораздо лучше ориентируются в проблемах реальной экономики, повседневной жизни. В отличие от многих федеральных министров, имеющих обо всём этом весьма отдалённое, теоретизированное представление. 

Получается, что в России налицо две беды: федеральное правительство, которое принимает непродуманные решения, и местное самоуправление на уровне муниципалитетов, очень бездеятельное, безынициативное и неэффективное. В том числе, разумеется, и у нас в крае.

Я хорошо знаю, о чём говорю. А говорю я об этом уже много лет. Только вот, к большому сожалению, мало кто прислушивается к моим словам. Это самое местное самоуправление, по сути дела, дискредитирует губернатора, проводимую им политику, умаляет его авторитет. 

И эту ситуацию необходимо экстренно выправлять. Пока ещё не стало слишком поздно. А для этого нужен постоянный и жёсткий контроль за местной властью, строгий и реальный, а не бумажный, спрос с неё за итоги работы. Убеждён, что результаты деятельности местного самоуправления нужно оценивать не по объёмам освоения выделенных сверху средств.

Много ли нужно ума, чтобы просто освоить деньги? Оценивать нужно по конкретным показателям -- наглядным и, главное, полезным и важным для местных жителей. 

Например, по благоустройству населённых пунктов, по ремонту и строительству объектов социальной сферы, по километражу проложенных дорог, по предложению новых и прежних услуг, так необходимых населению. Только при таком подходе будет толк от местной власти.

-- Как известно, кроме успешного руководства хозяйством и активной работы в Законодательном Собрании края, не так давно вы вплотную занялись ещё и политикой. Сейчас вы возглавляете Красноярское региональное отделение Всероссийской политической «Партии возрождения села». Каковы первые результаты работы на этом поприще и планы на будущее?

-- На прошлогодних выборах в местные органы власти наша партия за явным преимуществом победила в Ужурском районе. А также добилась хороших результатов в Минусинском и Идринском районах. 

Что же касается планов на будущее, то мы намерены и дальше активно развивать первые успехи. Это партия профессионалов: рабочих, служащих, ветеранов, пенсионеров, руководителей всех сфер и отраслей, которые знают, что делать, как делать, и которые делают это. Эти люди понимают, что если не они, то никто это сделать не сможет. Они проявляют постоянную заботу о простом человеке каждый день и в любой трудной ситуации. 

И это единственная сила, которая сможет ради повышения качества жизни объединить на местах все политические партии и сохранить традиционный уклад жизни, чего не смогла сделать даже «ЕР». И пусть политтехнологи этой партии по результатам прошедших выборов не «машут крыльями», представляя нас «выкормышами» «Единой России». 

Мы самостоятельно развиваем производство, обеспечиваем стабильность в сельских территориях, но этими результатами, как и бюджетом, увы, очень часто пользуются именно они.

Источник: "Красноярский рабочий"

28.01.2016
Автор: Юрий Чувашев